ПРОСТИТУЦИЯ


ПРОСТИТУЦИЯ
ПРОСТИТУЦИЯ (от лат. prostituere—публично выставлять, ставить на продажу). Проститутка—это женщина, продающаяся мужчинам как объект полового сношения с ними. Половая жизнь женщины, промышляющей продажей своего тела, почти всегда характеризуется беспорядочными сношениями с, разными лицами (Promiscuitat). Необходимо однако избегать наблюдающейся в буржуазной литературе подмены в понятии П. признака половой продажности признаком половой распущенности. Выдвижение в понятии П. на первый план момента «распутства» ведет к тому, что в вопросе о П. выхолащиваются ярко выраженные в моменте купли-продажи тела классовое происхождение и классовый характер глубокой соц. аномалии, и вся проблема П. неправильно снижается на уровень вопроса о физиол, и псих, особенностях некоторых «конституций», а иногда даже загоняется в тупик учения о «прирожденных проститутках» (Тарнов-ский, Ломброзо и Ферреро). П. не было в первобытном обществе, когда внутри племени господствовали ничем не стесненные половые отношения, т. ч. каждая женщина одинаково принадлежала каждому мужчине, а каждый мужчина—каждой женщине. П. как купля-продажа тела могла развиться лишь при накоплении богатств, при наличии товарного оборота, когда первобытная общность жен и общность мужей, пройдя через постепенно суживающие ее формы группового и парного брака, уступила свое место моногамии. И в момент своего появления, и на дальнейших этапах развития классового общества это была моногамия «только для женщины, но не для мужчины» (Энгельс). Существование рядом с моногамией рабства, наличие рабынь, принадлежащих мужчине, обусловило двойственность и внутреннюю противоречивость моногамной семьи. Рядом с моногамной семьей процветает гетеризм—-внебрачное половое общение с мужчинами незамужних женщин. По своему происхо кдению гетеризм был остатком той половой свободы, которой пользовалась женщина до возникновения единобрачия. Но как учрекзение классозого общества, в силу противоречий внутри самой моногамии, гетеризм «обеспечивает дальнейшее существование половой свободы... в пользу мужчин» и в своем пос тедующем развитии «все более и более превращается в явную проституцию» (Эн- гельс).—Отдача себя за деньги была первоначально религиозным актом.Первыми проститутками были девушки, посвящавшие себя служению культу богинь любви и плодородия в храмах древнего Востока и Греции. Жрецы широко использовали этот религиозный гетеризм, вырождающийся в религиозную П., для пополнения доходами от ее эксплоатации сокровищниц храма. Примером процветания этой религиозной П., при к-рой женщина вовлекается в разврат во имя служения божеству, может служить храм Афродиты в Коринфе, на скрещении важных торговых путей древней Греции. По словам историка Страбона в этом храме проституировало свыше 1 000 жриц Афродиты. В дальнейшем своем развитии П. сбрасывает с себя религиозную оболочку и выступает неприкрыто в качестве специфической профессии, особо регулируемой гос. властью. Во время расцвета рабовладельчества в Афинах, при Солоне, рабыни закупаются для публичных притонов, организуемых самой правящей властью: их услугами можно пользоваться по общедоступной цене—за мелкую монету в один обол. В Риме проституток подвергают особой регистрации, с к-рой связаны «правовое бесчестие» (infamia), перемена прежнего имени на позорящую проф. кличку, замена обычной одежды римской матроны особой тогой продажной женщины («toga meretricia») и т. д. Осуждение всегда направляется не против пользующихся П. мужчин, а только против женщин: «их презирают и выбрасывают из общества, чтобы этим снова провозгласить как основной закон общества безусловное господство мужчин над женским полом» (Энгельс). Проститутка в Риме подвергается беспрепятственной эксплоатации во всякого рода частных «лупанарах» (притонах разврата). В средневековых городах П. обращается в доходную статью городского хозяйства. Пользуясь почином Бенедикта IX, римского папы, к-рый в 1033 г. устроил публичный дом в Риме «близ церкви св. Николая», средневековые города, конкурируя в этом с владетельными князьями, развивают самую широкую деятельность по устройству «борделей» [bordeau—дом, стоящий на окраине (bord) у воды (eau), т. е. у городской канавы, за городской стеной]. В средневековой Франции бордели нередко назывались «аббатствами»; в Тулузе публичный дом получил в 1201 г. название «большого аббатства». Употреблялись и такие названия, как «дом дочерей», или «дом бедных дочерей», «свободный дом», «коммунальный отель красивых девушек». Гос. регламентация и контроль над публичными домами развивается в средневековых городах в систему, разработанную до мельчайших подробностей. Начиная с 15 в., во многих городах издаются специальные бор-дельные уставы, детально регулирующие жизнь публичных притонов. Сохранившиеся записи борделей Майнца и Страсбурга показывают, что о каждой из проституток, как о доходной единице для города, тщательно велась своего рода бухгалтерия с точным указанием сумм, к-рые они зарабатывали для города, и расходов на них, до последнего пфеннига. Так, по правилам Ульмского бордельного устава каждая проститутка должна была платить ночью геллер за свечку, а мужчина—-прибавлять к нему 1 пфенниг. Каждая проститутка должна была по понедельникам класть в особый ящик 1 пфенниг; на эти деньги ставили в соборе по воскресеньям свечку деве Марии. Как и все городские ремесленники, проститутки образуют свой цех. Богословские авторитеты примиряют моногамию с П., указывая на необходимость последней, как «дворцовой клоаки», как «корабельного стока нечистот» (Августин, Фома Аквинский). Поддерживаемое папством благодушное отношение средневековья к П. встретило протест со стороны идеологов реформации, потребовавших решительного подавления всех видов внебрачных связей. Этот протест нашел себе опору в том угнетенном настроении, к-рое было вызвано грозным распространением в Европе с конца 15 в. сифилиса. Тесно связавшись с П., сифилис наложил на нее в истории нового Бремени свой отпечаток, придав ей особую опасность для общественного здравия. Запретительные лозунги реформации находят свое выражение в целом ряде полицейских уставов и кодексов Европы 16—-18 вв. Система безусловного запрещения внебрачных отношений, без какого-либо изъятия в пользу проституток, находит особенно решительное и полное выражение в австрийском законодательстве Марии Терезии. «Комиссия целомудрия» с ее чудовищной по своему произволу деятельностью и следующий, просуществовавший вплоть до 20-х годов 19 века, обряд поругания павшей жЗнщины характеризуют мероприятия Марии Терезии как последнее слово строго-запретительной системы в отношении]!.; проститутку, завязанную по шею в мешок, с головой, обритой палачом и обмазанной сажей или дегтем, бросали перед папертью; после'обедни мешок развязывали перед праздничной толпой. Следовало публичное сечение провинившейся женщины, после чего истерзанную вывозили на тачке из города, где у пограничного камня палач провожал ее в изгнание пинком ноги, а бюргеры—камнями и грязью. Французский ордонанс 1689 г. предписывает отрезать уши у публичных женщин, обнаруженных в Версале или на расстоянии двух лье в его окрестностях. Будучи крайним пределом в надругательстве над женщиной, запретительная система не могла все же подавить П., вырастающей из основных противоречий классового общества; всей своей тяжестью эта система обрушивалась лишь на те слои продающихся женщин, откуда, щ> словам одного из историков П., полиция не могла извлечь для себя «ни золота, ни красивых девушек, ни драгоценных камней» (Сабатье). Французской революцией была сделана попытка отбросить прочь запретительную систему: учредительное собрание законом 19—22 июля 1791 г. отказывается от запрещения «непотребства» и от исключительных полицейских мер против проституток. Однако этот принцип буржуазной «свободы» в отношении П. очень скоро нарушается образованием пресловутой «полиции нравов»: проститутка получает терпимость в отправлении своего промысла лишь при условии подчинения ее особому исключительному режиму мер врачебно-полицейского принуждения. Характерные черты этой системы: официальное зачисление женщин в списки проституток, отобрание у зарегистрированной женщины обычного вида на жительство и замена последнего специальным медицинским билетом^ ограничение свободы передвижения поднадзорной проститутки, стеснение ее в выборе местожительства и наконец способствование тому, чтобы П. сосредоточива- лась в специальных притонах—домах терпимости. Сложившись в качестве системы мер врачебно-полицейского надзора за П. впервые во Франции в© времена консульства (по заданиям Наполеона в целях ассенизации женщин, довольствующих своим телом его армии), институт полиции нравов в течение 19 века постепенно проник частью в административную практику и частью в законодательство большинства европейских государств.—Англия до 60-х годов 19 в. избегала врачебно-полицей-ской регламентации, но в 1866 г. «регламента-ристам», т. е. сторонникам полиции нравов, удалось провести в форме специального закона о заразных б-нях систему полиции нравов для целого ряда английских военных станций и портов, В виде протеста против этого закона «о заразных болезнях» в 70-х годах в Англии возникает либеральное общественное движение, задавшееся целью добиться отмены института полиции нравов. Под влиянием этого аболиционистского движения английский парламент в середине 80-х годов отменяет нашумевший акт о заразных б-нях. С 1886 г, Великобритания обходится без исключительных мер врачебно-полицейской регламентации в отношении проституток, но в колониях оказывается допустимой самая грубая форма правительственной эксплоатации женщин; так, в 80-х годах английским правительством в Индии было циркулярно предписано по военному управлению об устройстве публичных домов, обставленных с надлежащим комфортом, и о снабжении армии достаточным числом «привлекательных» женщин, которые подвергались бы ежедневным освидетельствованиям. В наст, время занятие П. как промыслом преследуется по закону в нек-рых кантонах Швейцарии (Базель-город, Берн, Люцерн, Тессиц и др.) и в Южноафриканской республике. В Южной Африке наказание угрожает не только самой проститутке, но и ее клиенту, однако лишь в том случае, если... чернокожий пользуется телом белой женщины. В Швеции и Финляндии и во многих штатах Сев. Америки профессиональные проститутки рассматриваются как бродяги. Систему регламентированной П. мы находим во Франции и Бельгии: выработка регламента представляется коммунальной власти. В Италии и Испании существует своего рода «неорегламентизм», сводящийся к реализации аболиционистского принципа в более или менее изуродованном виде; так, в Италии ограничивается обязательная регистрация проституток, но сохраняются «дома проституции». Особенно выдержанную систему регламентации проводит закон от 1 января ,1927 г. в Японии: П. загнана в определенные кварталы (548 «уличек веселья») и официально признанные публичные дома; тайной проститутке закон грозит арестом до 30 дней. Б, или м. последовательное осуществление аболиционистского принципа мы имеем в Англии, Голландии, Норвегии, Дании (за исключением Копенгагена), в Чехо-Словакии, Турции, во многих штатах Сев. Америки и во внутреннем Китае (в крупных портовых городах Китая—регламентация и бордели). В Германии исключительный режим полиции нравов утратил право на существование с изданием закона о борьбе с половыми болезнями от 18 февраля 1927 г. (т. н. RGBG). Полицейская регламентация, при помощи которой удавалось более или менее контролировать какую-нибудь х/10 контингента S76 профессиональных проституток (да и то неудачно), уступила свое место осуществлению принципа обязательного лечения для всех б-ных, без различия пола (см. Венерические болезни). Несмотря на то, что применение закона 1927 г. дало благоприятные результаты*, прусский полномочный комиссар Брахт, как сообщает берлинская печать, подготовляет восстановление в Берлине й других крупных городах Пруссии старой полиции нравов, при помощи § 48 германской конституции. Проституция в России. В 18 в. в русском законодательстве складывается запретительная система. По воинским артикулам 1716 г. «никакие блудницы при полках терпимы не будут, но ежели оные найдутся, имеют оные без рассмотрения особ через профоса (палача) раздеты и явно выгнаны быть». Сенатский указ 1771 г. предлагает мануфактур-коллегии «непотребных девок», присылаемых из главной полиции, безоговорочно принимать на фабрики на работу. При Николае I в России создается по французскому образцу полиция нравов. Она продолжает сущестцовать вплоть до Октябрьской революции. С подчинением «явному» врачебно-полицейскому надзору женщина получала взамен паспорта особое свидетельство, за к-рым жизнь закрепила название «желтого билета». Этот «ж.елтый билет» в большинстве случаев закрывал женщине всякий доступ к трудовой жизни. И поскольку она в условиях мертвых сезонов и безработицы или при нищенской зарплате вынуждена была обращаться к П. как к временному и подсобному промыслу, этот желтый билет прикреплял ее к П. Зависимость поднадзорной женщины в передвижении от согласия местной полиции и следование с особым проходным свидетельством преграждали ей возможность обращения к труду и в каждой новой местности. Сдача поднадзорной проститутке квартиры допускалась не иначе, как с разрешения полиции. Местами к обязанности учреждений по надзору относилась «забота о помещении, по возможности, женщин, окончательно предавшихся разврату, в особые дома (бордели)»: такое правило имелось напр. в регламенте рижского комитета. Дом терпимости был последним узлом прикрепления женщины к П.: условия контроля лишали женщин^, жившую на частной квартире, возможности совместить труд с П.; условия жизни в притоне вытравляли в ней самую привычку к работе и трудоспособность. Классовый характер надзора за П. в царской России проявлялся неприкрыто в исключительных по своей грубости формах. Круг лиц, на к-рых надзор был рассчитан, издавна определялся понятием «бродящих, подлых и подозрительных девок» (ст. 158 устава о предупреждении и пресечении преступлений). Регламенты отдельных городов следующим образом расшифровывали это понятие. «Собственный круг действий комиссии (по разбору бродячих женщин)—простой народ; к лицам благородного • сословия они могут быть обращены только в случаях ясной и несомненной улики насчет распространения венерических болезней лицами сказанного сословия» (Кронштадт). Облава— забор женщин для осмотра полицейским обходом—наиболее грубая форма привлечения к надзору, должна быть применяема к женщи- * Общее число вен. заболеваний в Берлине за период с 1928 по 1930 г. понизилось с 71 708 до 61 308. нам «низшего разбора» (Петербург). «По получении сведений об источнике заразы» врачебно-полицейский комитет входит в рассмотрение дела и вызывает к себе указанное лицо только в том случае, «если оно принадлежит в низшим классам населения, т. е. к числу ремесленников, служителей, рабочих, работниц и т. д.» (Рига). «Подвергать освидетельствованию... замеченных в подозрительных местах работниц или служанок без службы. Задержанные женщины среднего класса по делам, не касающимся их дурной нравственности, не осматриваются» (Варшава). «Везде, можно сказать, попадают под надзор проститутки менее состоятельные. Агенты недостаточно искусны, а притом не имеют порой возможности уличить проститутку высшего полета... Полиция, не желая задавать себе лишнего труда и наживать неприятности, ограничивается только забором захудалых и бродячих женщин» (доклад представителя мин. вн. дел д-ра Штюрмера проти-восифилитическому съезду 1897 г.). Главный контингент поднадзорной П. давали «массы крестьянских женщин и девушек, пришедших в столицу искать заработков, истратившие свои скудные запасы, не нашедшие места и впавшие в крайнюю нужду; здесь немало и девочек-подростков, частью сопровождающих своих матерей, частью сбежавших от зверского обращения мастеров и мастериц, к-рым они были отданы для обучения ремеслу». Городовой «решает дело быстро и... безапелляционно: женщина, взятая им на улице, в углу или в ночлежном доме, считается проституткой; с ней поступают как с развратной женщиной, хотя бы кроме неимения определенного местожительства и занятий не было ни единого намека на то, что она промышляет развратом» (д-р Обозненко). Изучение практики регламентации раскрывает полную ее сан. несостоятельность. Вра-чебно-мед. отчеты с мест, поступившие в медицинский департамент к первому противосифи-литическому съезду 1897 г., показывают, что в целом ряде городов периодическое освидетельствование поднадзорных проституток производилось только «ради казенного порядка», иногда на нарах, на «съезжей», в грязи. В Астрахани смотровой пункт «тесный, холодный, плохо освещенный», «на пункте женщины садятся на венский стул»; «инструментов никаких». В Саратове при осмотрах «маточное зеркало совсем не в употреблении». По сводному докладу д-ра Штюрмера вообще смотрят «в помещениях, где проститутку нельзя ни раздеть, ни осмотреть ее половых органов. Зачастую осмотры' производятся наскоро, в- темном помещении, вдобавок еще фельдшером или акушеркою». Даже в Петербурге, при «образцовом» надзоре, в центральном отделении комитета «в течение 4 часов врач зачастую должен осмотреть 200 женщин, а то и более 300, и в исключительных случаях до 410—420, к тому же при таких условиях, когда на смотровое кресло свидетельствуемые проститутки садятся прямо в верхней одежде и галошах. Очень многие на осмотр являются пьяными, и нек-рые тут же в смотровой комнате мочатся прямо на пол». Данные, собранные за 1908 г. главным управлением по делам местного хозяйства, показали, что с переходом к «обновленному» государственному строю дело с осмотрами не изменилось к лучшему; в нек-рых городах проститутки осматриваются при арестантских до- 37 7 мах, в г. Омске—в городском ночлежном доме, а в г. Сызрани—в покойницкой при полицейском участке. С лечением поднадзорных проституток дело обстояло не лучше. Не говоря уже об уездных городах, откуда б-ных часто приходилось за неимением местных б-ц или высылать из города или отправлять по этапу в ближайший губернский город, даже в* таких центрах, как 'Нижний, Саратов, Томск, Киев и др., за недостатком-мест не все проститутки, присылаемые с пункта для лечения, могли быть приняты в б-цу. В целом ряде городов проституток выписывали из больницы раньше времени, недолеченными, для скорейшего освобождения кроватей. Даже в Калинкинской б-це в Петербурге б-ных проституток, присланных врачебно-полицейским комитетом, «кладут нередко по-двое на одну кровать, ставят кровати в коридорах и перевязочных», да и при всем том ежедневно выписывают «известный процент недолеченных проституток, в числе к-рых бывают и сифилитички» (Штюрмер). По словам д-ра Обозненко проституток с уретритом, вагинитом, катаром шейки матки и т. д. выписывают из больницы «не только через неделю, а через два-три дня». Сторонники регламентации стремились доказать, что среди поднадзорных проституток вен. б-ни были менее распространены, чем между бесконтрольными. Однако по данным для всей России, собранным за 190$ г. главным управлением местного хозяйства, число заболеваний сифилисом, обнаруженных при врачебных осмотрах у проституток домов терпимости, составляло 15,1%, у поднадзорных одиночек— 14,9%, а у женщин, задержанных по подозрению в тайной проституции,—9,9%. Число заболеваний другими вен. б-нями у проституток домов терпимости—25%, у поднадзорных одиночек—22,9%, а у задержанных по подозрению—13,7%. Отказ от полиции нравов способствует сокращению нек-рых грубых эксцессов полицейского призвола, но он отнюдь не может расцениваться как лекарство против самой П. Аболиционизм так же, как и запретительная система, одинаково бессильны в отношении социальных корней П. Вырастая на почве классового угнетения, П. захватывает наименее устойчивые слои женской бедноты. Если, опираясь на данные специального обследования поднадзорной П. в России и 1-й всеобщей переписи знаселения, сопоставить количество поднадзорных проституток по отдельным избранным отраслям женского труда с общей численностью •хюотв. проф. групп женского населения, то ■окажется, что из каждой тысячи своего состава фабричные работницы отдавали П. одну, ;а работницы иглы—4,6 и домашняя прислуга—6 человек. По данным ряда берлинских •обследований, скомбинированных проф. А. Бляшко,за44г.,с 1855 по 1898г., число проституток, занятых раньше в промышленности, понизилось с 71% до 43%, а дань, к-рую отдает П. домашняя прислуга, увеличилась с 7,1% до 151,3 %. Приводя эти статистические данные, вскрывающие этиологию П., как наиболее ха-фактерные, мы должны оговориться, что статистика в состоянии осведомить нас о составе ■-одной только профессиональной, по преимуществу зарегистрированной полицейскими аген. -тами П., но по всем наблюдениям наряду с проф-П. растет подсобная и временная П., питаемая ж низкой заработной платой, недостаточной для жизни, и мертвыми сезонами, захватывающими в буржуазных странах крупнейшие отрасли женского труда, и безработицей. К давлению нужды присоединяется влияние спроса. Спрос располагает возможностью использовать экономическую зависимость своей прислуги и своих работниц: по данным, представленным в рейхстаг в 1900 г. Августом Бебелем, из 5 183 проституток 1718, т. е. около х/з) впервые были обольщены своими хозяевами. Ослаблению сопротивляемости женщины ухищрениям спроса способствует эротический стиль уличной обстановки буржуазного города, его мод и увеселений. В распоряжении спроса— широко организованное посредничество. Крупно-предпринимательской формой этого посредничества является международная торговля женщинами. Важнейшие места ввоза: Америка и государства Востока; главные поставщики: Галиция, Польша, Венгрия, Богемия, Румыния и Италия. Дореволюционная Россия по экспорту «белых рабынь» стояла вне конкуренции: даже для далекой Аргентины она давала жертв разврата больше, чем какая-либо другая страна. Главным складочным местом торговли женщинами является Нью Иорк: значительная часть товара направляется морем в Южную Америку и Азию. Как указывает проф. Бляшко в своей «Гигиене венерич. болезней», торговцы живым товаром «покупают для себя безнаказанность не только путем подкупа полицейских чиновников, как высших, так и низших, но также способствованием политической карьере некоторых судей, не особенно щепетильных в выборе средств». Доходы от торговли телом так велики, что с лихвой покрывают все расходы, включая избирательную кампанию- и подкуп чиновников. В уголовных кодексах капиталистических стран имеются б. или м, суровые угрозы против вербования женщин для П. (зухерст-во), вовлечения в П. и удерживания в состоянии П., против содержания борделей и всякого рода иных притонов для разврата, а также против сутенерства. На подавление сутенерства рассчитаны запрещения мужчинам оказывать проститутке защиту или иное покровительство в ее промысле, получать от проститутки средства к существованию или вообще извлекать из ее проституирования для себя наживу. Практически однако все эти карательные нормы не приводят и не в состоянии привести ни к искоренению ни к существенному сокращению посредничества. Устанавливая репрессии против посредничества между спросом и предложением в области проституции, буржуазные правительства обеспечивают полную безнаказанность мужчине, пользующемуся П. Как и в момент возникновения П., мужчина сохраняет неотъемлемое в классовом обществе право покупать тело женщины. Оплачивая, прямо или косвенно, и зу-хера и притонодержателя, и сводницу и сутенера, потребитель остается главной и необходимой пружиной, к-рая обусловливает и приводит в движение всю систему посредничества. Маклеры и пособники П., против которых лицемерно направляется острие уголовной репрессии, являются по существу отношений не более как вспомогательными орудиями и помощниками потребителя в деле вербования, вовлечения и удерживания женщины в состоянии П.—В ряде буржуазных государств закрыты бордели. Необходимо однако учитывать, 38<> что в наше время бордельная П. все менее удовлетворяет даже невзыскательного потребителя. По данным, собранным Флекснером, в Париже из 6 000 зарегистрированных проституток—в публичных домах всего 387, в Вене— из 1 689 не больше 60. Потребитель предпочитает легкую авантюру «случайного знакомства». Он охотится не столько за профессионалкой, сколько за домашней работницей, за модисткой, и предвкушает добычу среди женщин, выбрасываемых кризисом с производства. «Потребитель» большое внимание оказывает детям. По данным всероссийского обследования, 23% всех девушек, заполнивших потом ряды поднадзорной П., были проданы в возрасте моложе 16 лет, а 3,6% (к общему числу)—до достижения 14 лет. Каждая десятая из числа опрощенных девушек подверглась дефлорации до появления menses; в числе девушек, лишенных невинности до появления менструаций, 29,9%—жертвы насилия. По данным 1906 г. (Нетцеля) виновниками дефлорации девушек, впоследствии попавших в московские дома терпимости, были в 64% случаев офицеры; купцы, чиновники, помещики, студенты. С П. по всему фронту капиталистического мира ведется «борьба». Организуются специальные общества, созываются бесчисленные конференции и конгрессы. В. И. Ленин в 1913 г. в статье «Пятый Международный съезд по борьбе с проституцией» («Рабочая правда», № 1) следующим образом охарактеризовал «работу» этих конгрессов и «борьбу» с проституцией: «Какие же средства борьбы требовали изящные буржуазные делегаты съезда? Главным образом два средства: религию и полицию. Самое, дескать, верное и надежное против проституции. Один английский делегат, как сообщает лондонский корреспондент лейпцигской ^Народной Газеты", хвалился тем, что он проводил в парламенте телесное наказание за сводничество. Вот он каков, современный „цивилизованный" герой борьбы с проституцией... Можно судить по этому, какое отвратительное буржуазное лицемерие царит на этих аристократически-буржуазных конгрессах. Акробаты благотворительности и полицейские защитники издевательства над нуждой и нищетой собираются для „борьбы с проституцией", которую поддерживает именно аристократия и буржуазия...» П. может быть преодолена лишь после устранения капиталистического производства, «когда вырастет новое поколение: поколение мужчин, к-рым никогда в жизни не приходилось покупать женщину за деньги или другие социальные преимущества, и поколение женщин, к-рым никогда не приходилось отдаваться мужчине из-за каких-нибудь других побуждений, кроме подлинной любви, или отказаться отдаться любимому человеку из боязни экономических последствий» (Энгельс).                                                 А. Елпстратов. Борьба с проституцией в СССР. Борьба с П. в СССР основана на полном уничтожении в процессе социалистического строительства причин и корней, питающих П. Эта борьба осуществляется уже с первых дней Октябрьской революции вовлечением женщин во все отрасли советского строительства, экономическим и правовым ее раскрепощением, широким развитием мероприятий по охране материнства и младенчества, повышением квалификации женского труда, ликвидацией безработицы и беспризорности среди женщин и ши- роким проведением среди трудящихся культурно-просветительных мероприятий, способствующих борьбе со спросом на П. Наряду с этими мероприятиями, препятствующими появлению-и распространению П., осуществляется также целый ряд сан.-гиг. и административных мероприятий, направленных на борьбу с остатками П. и на защиту здоровья трудящихся от вен. болезней, рассадником к-рых являлась П. Осуществление этих мероприятий не потребовало издания специального декрета об отмене-регламентации: СССР является единственной страной в мире, где регламентация П. полностью и бесследно уничтожена. Завоевания Октябрьской революции—правовое, экономическое и семейно-бытовое раскрепощение женщины—сделали немыслимым в условиях советской действительности существование регламентированной П. Вопрос о борьбе с П. в годы гражданской войны в Советской России не мог вставать, т.к. в период всеобщей трудовой повинности немогло быть условий для развития П. Для борьбы с остатками П., сохранившимися от дореволюционного времени, для проведения систематических сан.-гиг. мероприятий и координирования административных мер в конце 1919 г. при вен. секции НКЗдр. была создана специальная комиссия по борьбе с П., замененная вскоре Междуведомственной комиссией по борьбе с П. при НКСобесе. Работа этой Междуведомственной комиссии свелась только к выработке «Положения о комиссиях по борьбе с проституцией при НКСобесе и губернских собесах»; к рассылке первого циркуляра НКСобесом «О мерах борьбы с проституцией» и составлению первых руководящих тезисов по борьбе с П., основной мыслью к-рых являлось проведение борьбы не с отдельными проституирующими женщинами, а с П. как социальной аномалией. Появившаяся с началом нэпа без-работица среди мало или совершенно неквалифицированных женщин, наличие среди них беспризорных и бездомных, а с другой стороны, появление спроса на П.—послужили причинами нек-рого усиления П. и стимулировали оживление борьбы с ней, возглавленной и руководимой в дальнейшем Наркомздравом. По инициативе вен. секции НКЗдр. в декабре 1922 г. был опубликован циркуляр НКЗдр., НКВнудела и ВЦСПС «О мерах борьбы с проституцией», разосланный для руководства губ. исполкомам и губ. профсоветам. В этом циркуляре как меры предупреждения П. указаны: особая осторожность при увольнений с работ в отношении необеспеченных, одиноких беспризорных, имеющих малолетних детей женщин; организация производственных артелей для борьбы с женской безработицей, общежитий для беспризорных девушек и женщин, усиление забот о беспризорных подростках, повышение проф. квалификации работниц, агитационно-просветительная работа среди трудящихся для разъяснения соц. значения П. Вместе с тем на административные органы возлагалась обязанность усиления надзора за местами, где женщины могут вовлекаться в П. и разврат, усиление борьбы с при-тонодержательством, пособничеством и посредничеством в П.; одновременно органам здравоохранения на местах предлагалось организовать диспансеры для лечения женщин, больных вен. б-нями. Все эти мероприятия осуществлялись на местах губ. советами по борьбе с П., в состав к-рых входили представители губздрава, отдела управления, губ. профсо-вета, жен. отдела. Работа губ. советов объединялась Центральным советом (ЦС) по борьбе с П. в составе наркома Здравоохранения, зав. вен. секцией НКЗдр., представителей НКВну-дела, ВЦСПС, жен. отдела ЦК РКП. По инициативе Центрального совета по борьбе с П. Наркомвнуделом в 1924 издана «Инструкция органам милиции по борьбе с проституцией», Наркомюстом включена в Уголовный кодекс ст. 169-а («Побуждение женщины ко вступлению в половую связь с лицом, в отношении к-рого женщина является материально или по службе зависимой, карается наказанием, предусмотренным ст. 169», т. е. лишением свободы на срок не ниже трех лет) и ст. 155-а («Заведомое поставление др. лица через половое сношение или иными действиями в опасность заражения вен. болезнью влечет за собой лишение свободы или принудительные работы на срок до шести месяцев»). При содействии Центрального совета по борьбе с П. было проведено в жизнь имеющее большое значение в борьбе с П. постановление ВЦИК и СНК «О мерах борьбы с вен. болезнями» (см. Венерические болезни—законодательство) и наконец по докладу Центр, совета ВЦИК и СНК РСФСР в 1929 г. принято постановление «О мерах борьбы с проституцией». Констатируя уменьшение П., это постановление требовало усиления внимания советской общественности для полного искоренения П. и возлагало в силу этого выполнение целого ряда задач на народные комиссариаты Труда, Собеса, Просвещения, Юстиции, Здравоохранения, Торговли и Финансов. В основном указанными ведомствами должны были быть осуществлены следующие мероприятия: переквалификация и обучение труду в первую очередь безработных женщин, имеющих детей до года; предоставление работ воспитанницам детских домов; первоочередное предоставление работ женщинам, выходящим из стен лечебно-трудовых профилакториев; расширение сети учреждений трудового перевоспитания для взрослых и подростков, создание специальных домов для беспризорных женщин, оказание им материальной помощи, усиление борьбы с притонодержательством, посредничеством и пособничеством П., усиление пропаганды и наконец расширение сети лечебно-трудовых профилакториев при вен. диспансерах для беспризорных и безработных женщин, больных вен. болезнями. Лечебно-трудовые профилактории при вен. диспансерах начали создаваться с 1924 г. Ставя своей задачей лечение и трудовое перевоспитание проституирующих или стоящих на грани П. б-ных вен. болезнями безработных женщин, трудовые профилактории и вен. диспансеры постепенно превращаются в ячейки, фактически координирующие на местах практические, мероприятия по борьбе с П. и объединяющие вокруг себя рабочую общественность. Организация производственных процессов в профилакториях устраняет какую-либо благотворительность в отношении принимаемых женщин: с первых же дней поступления в труд. профилактории они зачисляются на работу', оплачивая свое питание и общежитие; с повышением их квалификации улучшается и их заработок; все работницы с течением времени становятся членами проф. организаций и по приобретении достаточных трудовых навыков I и физическом своем оздоровлении они переводятся на производства, оставаясь в течение необходимого времени под наблюдением социального патронажа трудового профилактория. Культ.-просвет, работа проводится как в индивидуальном порядке для наиболее отсталых. женщин, так и в соответствующих кружках.. Социальный патронаж, опирающийся на широкую поддержку рабочей общественности, в частности на делегаток секций гор. и райсоветов, ведет обследовательскую работу, привлекая в профилактории и др. трудовые учреждения одиноких и беспризорных женщин. Наличие среди этих контингентов женщин, связанных с уголовным миром и упорно уклоняющихся от труда, потребовало создания для них как дезертиров с трудового фронта особых учреждений закрытого типа с соответствующим режимом; в этих закрытых учреждениях основным мероприятием является также перевоспитание интернируемых женщин путем трудовых процессов. С 1930 г. Центральный совет по борьбе с П. является одной из секций Комиссии по улучшению быта трудящихся при ВЦИК,. Индустриализация Советского Союза и строительство совхозов и колхозов, потребовавшие-огромных кадров рабочих, полностью ликвидировали в СССР безработицу, в частности безработицу среди женщин, и устранили тем самым основную причину П. Широкое проведение советской властью изложенных выше мероприятий, активная поддержка рабочей общественностью мероприятий по трудовому перевоспитанию беспризорных женщин и по борьбе-со спросом обусловили резкое уменьшение числа проституирующих женщин. Обследования, проводимые в больших городах, свидетельствовали уже в начале первой пятилетки об отсутствии в СССР П. как массового явления. Об этом свидетельствует и резкое падение П.как источника распространения вен. болезней. Так * в 1914 г. в Москве число заражений вен. болезнями от П. достигало 56,9% всех заражений, в 1924 г. (по данным ■ показательного вен. диспансера НКЗдр.)—31,7%, а в 1931 г. число это падает до 9,8%. За это время резко снизилась и регистрация вен. болезней: в 1913 г. приходилось на 10 тыс. населения 383,62 больных вен. болезнями, а в 1931—80,44. По данным Ленинградского обл. вен. ин-та число заражений всеми вен. болезнями от П. снизилось с 48,2% в 1928 г. до 15,6% в 1931 г.. По данным Нижегородского краевого вен. ин-та заражаемость от проституции в промышленных центрах края: составляла только 7% всех заражений всеми вен. болезнями. Отмечаемое одновременно резкое снижение вен. болезней в годы советского-строительства свидетельствует о том, что П.. как массовое явление в СССР уже исчезает, и потому в плане борьбы с социальными аномалиями во вторую пятилетку борьба с П. ставится как борьба за полное изживание проституции В СССР.          ,                 с. Гальперин. Лит..-Б е б е л ь А., Капитализм и проституция, М., 1917; он же, Положение женщин в настоящем и будущем, П., 1919; он н; е, Женщина и социализм, М.—П., 1923; Блох И., История проституции, СПБ, 1913; Б л яш к о А.,. Проституция начала XX века, СПБ, 1905; Броннер В. иЕлистратов А., Проституция в России, М., 1927; Дюфур П., История проституции романских, германских и славянских народов, СПБ, 1911; Елистратов А., О прикреплении женщины к проституции, врачебно-полицейский надзор,. Казань, 1903; Каплун С, ПолитовЛ. иГот-л и б С, Материалы к библиографии проституции на. русском языке, Соц. гиг. сборник № 6, М.—Л., 1925; Кампфмейер П., Проституция, как общественно- классовое явление и общественная борьба с нею, М., 1923,- Ленин, Международный социалистический конгресс в Штуттгарге (Полное собрание сочинений, изд. 3, т. XII); он ж е, V Международный съезд по борьбе с проституцией (Собрание сочинений, изд. 3, т. XVI); Теодорович M., Проституция (указатель литературы на русском языке), Вен. и дермат"., 1927, № 6, 7, 8, 11; Флекснер А., Проституция в Европе, Москва, 1926; Цеткина К., Женский вопрос, 1925; юна же, Ленин и освобождение женщины, М., 1925-; •она ж е, Ленин и трудящаяся женщина, М.—Л., 1927; Blaschko A., Hygiene der Geschlechtskrankheiten, Lpz., 1920; В 1 о с h J. u. Loewenstein &„ Die Prostitution, B. I—II, В., 1912—25; H a u э t e i n H., Die Geschlechtskrankheiten einschlieslich der Prostitution, В., 1926 (лит.); Moll A., Handbuch der Sexualwis-:senschaft, Lpz., 1921 (лит.).

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Смотреть что такое "ПРОСТИТУЦИЯ" в других словарях:

  • ПРОСТИТУЦИЯ — (лат. prostitutio, от prostituere выставлять на продажу, отдать на позор). Разврат, нравственное падение; акт, которым женщина отдает себя многим мужчинам за плату или по страсти к чувственным наслаждениям; составляет ремесло, по полицейск. праву …   Словарь иностранных слов русского языка

  • проституция — и, ж. prostitution f., нем. Prostitution <лат.prostitutio совращение; обесчещивание; осквернение. Крысин 1998. Злоупотребление. Меня милосердо сохранить при настоящей моей престарелости, от крайнейшего сокрушения и не только мне, но и… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ПРОСТИТУЦИЯ — Хорошим девушкам рады на небесах, плохим девушкам где угодно. Лозунг Всемирного конгресса проституток Проститутка: женщина, которая находит деньги на улице. «Шпильки» Гулящие девки лучшие стражи общественной нравственности. Уильям Леки… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • проституция — древнейшая профессия Словарь русских синонимов. проституция древнейшая профессия (шутл.) Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • ПРОСТИТУЦИЯ — (от лат. prostituo позорю, бесчещу) вступление за плату в случайные, внебрачные сексуальные отношения, не основанные на личной симпатии, влечении. Характерным признаком П. является систематичность сексуальных отношений с различными партнерами… …   Юридический словарь

  • ПРОСТИТУЦИЯ — (от лат. prostituo позорю бесчещу), продажа своего тела (главным образом женщинами). Возникла в античном обществе. В некоторых современных странах запрещена, в ряде стран легализована …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРОСТИТУЦИЯ — ПРОСТИТУЦИЯ, проституции, мн. нет, жен. (лат. prostitutio обесчещение, осквернение). Явление, порожденное эксплоататорским строем продажа женщинами своего тела с целью добыть средства к существованию. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935… …   Толковый словарь Ушакова

  • ПРОСТИТУЦИЯ — ПРОСТИТУЦИЯ, и, жен. Продажа женщинами своего тела с целью добыть средства к существованию, а также с целью личного обогащения. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ПРОСТИТУЦИЯ — (лат., ит. prostitutio позорю, бесчещу) продажа своего тела (главным образом, женщинами). В некоторых современных странах П. запрещена, в ряде стран легализована. Российский уголовный закон не запрещает занятие П., однако устанавливает… …   Юридическая энциклопедия

  • Проституция — Половые …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «ПРОСТИТУЦИЯ» >>